ЭКОНОМИКА
Сергей Алексашенко: «Нефть остается нашим спасением»
Нефтегазовые доходы обеспечили две трети прироста доходов федерального бюджета


17 апреля 2017
В новом выпуске «Маленьких эпизодов большого экономического пазла» Сергей Алексашенко рассказывает, почему наша экономика до сих пор полностью зависит от нефти и объясняет причины укрепления рубля.
Эксперты Банка России дали свою оценку трендовой инфляции в марте, которая продолжила стремительное снижение вслед за общим индексом потребительских цен. Более того, в своем комментарии эксперты сказали следующее: «Мы ожидаем постепенного снижения оценок трендовой инфляции в течение 2017 года".... "Риски отклонения инфляции от цели в конце 2017 года за последние месяцы снизились". В такой ситуации я готов серьезно поставить на то, что на заседании 28 апреля Совет директоров Банка России снова примет решение о снижении ключевой ставки. И, возможно даже, наберется храбрости и снизит ее не на 0,25%, а на 0,5% или даже на 0,75%.
Нефть остается нашим спасением
Итоги исполнения федерального бюджета за первый квартал не принесли неожиданностей — доходы устойчиво превышают запланированные, что позволяет удерживать дефицит ниже предельного уровня, установленного законом; расходы финансируются чуть более активно, чем год назад, но, главным образом, потому что в прошлом январе Минобороны почти ничего не получило, а в этом году все идет «по графику».

Вопреки победным реляциями налоговой службы о своих достижениях, по-прежнему главным источником благополучия федерального бюджета являются нефтегазовые доходы, которые обеспечили две трети прироста доходов по сравнению с первым кварталом прошлого года (525 из 723 млрд рублей).

Хотя статистика говорит о росте импорта, это никак не сказывается на доходах бюджета — похоже, контроль за таможенным оформлением импорта остается в правильных руках, которые не заинтересованы в пополнении казны.

Глядя на результаты исполнения бюджета, не могу не обратить внимание на крохоборство федерального Минфина, который забрал у регионов налог на прибыль по ставке 1%, что принесло ему 148 млрд рублей или 4% от общей суммы доходов. Ничем, кроме как садистским наслаждением, я такое решение назвать не могу.
График. Распределение прироста доходов федерального бюджета
между типами налогов (1-й квартал 2017 г. к 1-му кварталу 2016 г.)

Источник: Минфин России
Всем хорошо, но банки не верят
Опубликованная Банком России оценка платежного баланса за первый квартал очень хорошо отвечает на вопрос: почему рубль так сильно укрепляется? Даже короткого, брошенного на нижеприведенный график взгляда достаточно, чтобы увидеть резкий рост торгового баланса и положительного сальдо счета текущих операций (СТО).
График. Динамика сальдо СТО и его компонент, 2010-2017 ($млрд./квартал)
Источник: Банк России
Очевидно, что это связано с сильным повышением цен на нефть и с действием сезонного фактора (низким спросом импортеров на валюту).

Банковская система отчетливо встала в позицию «против рубля»: прирост валютных активов за квартал на $17 млрд (в первом квартале прошлого года банки сократили свои валютные активы на $10 млрд) при одновременном сокращении обязательств внятно говорит об этом.

По итогам первого квартала внешний долг России вырос на $16 млрд, однако, по моей оценке, примерно половина этого прироста связана с укрепление курса рубля, так что говорить о прорыве на внешние рынки не приходится, но и о влиянии санкций можно окончательно забыть.

Хотя, на первый взгляд, ситуация для курса рубля складывается весьма благоприятно, я бы не стал на этой основе строить даже среднесрочные оптимистические планы. Впереди у рубля традиционный сезонный рост спроса на валюту в конце лета-начале осени, а если оживление автомобильного рынка (см.ниже) действительно началось, то давление на рубль может сильно вырасти. Кроме того, по своему размеру положительное сальдо СТО в первом квартале текущего года несколько меньше того, что было зафиксировано в 2013-2015 годах, когда Банк России тратил десятки миллиардов долларов на поддержку курса рубля. И случалось это не только в момент захвата Крыма.
Неужели свет в конце тоннеля?
Возможно, это действительно хорошие новости: продажи новых легковых автомобилей в марте выросли на 9,4% по сравнению с мартом прошлого года. Хотя по итогам квартала количество проданных машин практически не изменилось, тем не менее, хочется верить, что рынок, наконец, достиг дна, и тренд начал разворот.
График. Количество проданных в России новых легковых
автомобилей, 2009-2017 (помесячно, штуки)

Источник: Ассоциация европейского бизнеса
Так это или не так? Или снова я выдаю желаемое за действительное? И если это правда, то насколько интенсивным окажется восстановление потребительского спроса обеспеченной части российского населения? Ответы на эти вопросы мы узнаем по итогам апреля-мая.
Правительство добилось своего – на рынке ипотеки кризис
Как я и ожидал, рынок ипотеки попал в серьезнейший кризис: количество новых выданных кредитов в феврале снизилось на 28% по сравнению с февралем прошлого года. Даже если сделать поправку на то, что в прошлом феврале спрос на ипотечные кредиты был небывало высоким — это был последний месяц действия программы субсидирования процентных ставок по ипотеке, то все равно следует говорить о сильном падении спроса на кредиты.
График. Доля средств, полученных по ипотечным кредитам,
направляемая на рефинансирование старой задолженности
(помесячно и скользящая шестимесячная средняя), 2011-2017, %

Источник: Банк России
О кризисном состоянии этого сегмента говорит и то, что доля полученных средств, направляемая на рефинансирование, составила 87%; и то, что вопреки всем ожиданиям и логике, средняя процентная ставка по выданным кредитам в феврале кредитам оказалась на 0,5 п.п. выше, чем в декабре.

Столь резкий провал в выдаче ипотечных кредитов, если он продержится до начала лета, неизбежно приведет к дальнейшему сокращению масштабов жилищного строительства и показателей работы промышленности строительных материалов. Остается только надеяться на то, что в рамках последних методологических изменений Росстат сильно снизил удельный вес этого сектора, и его падение не окажет никакого влияния на итоговые показатели деятельности российской промышленности.
Made on
Tilda