ФОТОИСТОРИЯ


Краснодарский Шанхай. Что происходит в самом проблемном микрорайоне города



Текст и фото: Николай Хижняк
1 марта 2017 года
Фотограф Николай Хижняк выяснил, что ждет целый район самостроя в Краснодаре после пожара и как живется людям, лишенным нормальной инфраструктуры.
Музыкальный микрорайон Краснодара горожане из-за плотности застройки называют «Шанхаем», и для властей и жителей он — большая «головная боль».

В 1993 году участок земли вокруг болот и лесополосы отдали под строительство частных домов. Цена на участки была немаленькой из-за непосредственной близости к центральной части города. Поэтому район стал застраиваться не только недорогими малоэтажными зданиями, но и домами повышенной комфортности. Жителям обещали тротуары, дороги, скверы.

Но в 2005 году вместо этого в Музыкальном районе появился первый так называемый «самострой». Некое юридическое лицо купило землю и получило разрешение на строительство частного двухэтажного дома, но в итоге на этом месте появился многоквартирный дом. Квартиры в таком доме начинали продаваться еще на стадии строительства. Причем по цене более низкой, чем на официальных стройках даже в самых отдаленных районах города.

После окончания строительства надзорные органы стали выписывать всевозможные протоколы о нарушениях. Но застройщик шел в суд, где доказывал: люди уже купили квартиры, и вместо решения о сносе дом легализовали. После первого такого инцидента кирпичные коробки в том районе стали строиться одна за другой. Застраивались даже те земли, на месте которых раньше было болото. Только по официальным данным администрации города, сейчас в Музыкальном районе более 200 самостроев. И почти все они, за редким исключением, были легализованы.

Естественно, что вместе с хаотичной застройкой появились и коммунальные проблемы. В некоторых домах нет центральной канализации, а вместо центрального отопления — собственные котельные. Электрические сети часто не выдерживают нагрузку, как и ливневки. Микрорайон практически круглый год погружен в грязь и лужи, а после каждого дождя его просто затапливает.

До недавнего времени про эту больную точку города мало кто знал за пределами Краснодара, а администрация не обращала внимание на проблемы района. Только в местных пабликах в социальных сетях постоянно шутили, спорили и возмущались. Микрорайон со своими проблемами стал, пожалуй, главным городским мемом.

Но 16 февраля этого года в одном из таких легализованных самостроев случился крупный пожар. Сначала загорелась жилая мансарда, которую пристроили в качестве шестого этажа, и вслед за ней выгорел почти весь пятый этаж. В городе был введен локальный режим чрезвычайной ситуации. После происшествия губернатор Вениамин Кондратьев заявил, что вся ответственность лежит на построивших дома и на тех, кто их легализовал. Тем не менее, решать проблемы, по его мнению, теперь должны следователи и прокуратура, а задача администрации — не допустить повторения подобных инцидентов.

Жители первых построек в свою очередь продолжают винить администрацию за то, что та не остановили другие стройки. Представители администрации во всем винят жителей, которые, по их мнению, «погнались за халявой» и теперь страдают от этого.

Слева легализованные самострои. Справа — бетонные основания очередного дома, стройку которого остановили еще на стадии возведения фундамента. Это один из немногих не построенных здесь домов. По камышу видно, что строили его на месте болота.
Типичный двор Музыкального района. Плотность застройки не соответствует никаким строительным нормам.

Елена Шахова переехала в Краснодар год назад с севера, купив квартиру в Музыкальном микрорайоне.

«Главные проблемы района вызваны тем, что дома так плотно застроены друг к другу. Ливневая канализация отсутствует, если дожди – все улицы затоплены. Это всегда вонь, грязь, сырость. Ну и не говоря уже про то, что видно, чем сосед напротив живет, что кушает и так далее Когда сдавали дома, кто их принимал? Администрация же, краснодарская. Вот надо было не взятки брать, а смотреть, кто строит и что строит. Я год назад купила квартиру. Если бы знала, что тут будет, то не купила бы. Уже жалею, что переехала в этот Краснодар. Мы просто приехали в хорошую погоду, быстро посмотрели – было сухо. Не обратили внимания. А теперь межсезонье, и вот это все потекло. И как решить эти проблемы? Сносить? Здесь не богачи покупали квартиры, а последние копейки люди собирали».
На многих улицах полностью отсутствует тротуар. Вместо них заборы очередных строек или частных домов. Люди вынуждены ходить по проезжей части.
Наталья Зимина работает в мастерской по стрижке собак. Достаточно необычный бизнес для этого микрорайона, который, в основном, окружен продуктовыми и пивными магазинами. Салон находится в подвале легального многоэтажного дома, который стоит на границе с Музыкальным районом. В этой части стоят несколько жилых комплексов, которые с самого начала возводили со всеми необходимыми разрешениями по Федеральному закону №214 («Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов»).

«Ну сгорел дом, и что изменится? Как дорог не было, так дорог и не будет. Основные проблемы как были, так и останутся. Если прошел дождь, то у нас все тонет. Соседний дом — у него вообще нет канализации, собственный септик. Машина не приехала — вся эта вонь здесь. Или если обильные дожди прошли — это все потекло оттуда. А как проблему сейчас решить? Сносить дома? Их уже не снести. Рыба всегда с головы гниет. Если это незаконно, то надо останавливать строительство еще на этапе забора.

Мы сами с севера приехали. И там мои знакомые инспекторы боялись брать любые деньги за какие-то нарушения. Боялись ответственности. А в Краснодаре, такое ощущение, что вообще ничего не боятся», — говорит Наталья.
Жители уверены, что газонами и благоустройством в их районе должна заниматься администрация города. Администрация — что должны сами жители и застройщики.
Давид Галустов — один из дольщиков, который купил в 2012 году квартиру на стадии строительства в ЖК «Столичный парк» строительной компании «Родина». А в 2013 году стройку остановили, признав ее самостроем. Вскоре на руководителей компании завели уголовное дело, — сейчас они находятся в международном розыске. Дольщики, обманутые «Родиной», проводили многочисленные акции протеста. В итоге администрация пообещала найти нового застройщика и достроить дома.

«Купили квартиры, стройка шла достаточно бурными темпами. Целых 10 домов начали строить. Компания "Родина" была достаточно известной. Ранее успешно сдавала другие жилые комплексы в других районах. Многочисленные грамоты, рекламные акции, баннер с их рекламой висел напротив городской администрации. Все было в порядке, строили довольно долго, затем вдруг стройку объявили незаконной и остановили. Мы стали спрашивать у представителей компании, что случилось. Они нам говорили, что это все временно, что это все недоразумение, и скоро стройка возобновится. Компания еще достаточно долго пыталась судится с администрацией, идти на какие-то условия, предлагали предоставить часть квартир нуждающимся, лишь бы им разрешили достроить. Но так они и не договорились. Сначала было решение суда о сносе, которое администрация поддержала. Точнее, изначально это их иск и был, а суд постановил сносить. Люди в связи с этим стали возмущаться, были митинги, устраивали голодовку, ставили палатки и жили. После этого решение суда обжаловали, признали наше право собственности, и начались какие-то диалоги с властью. На сайте администрации даже появилась информация о том, что они ищут для нас нового застройщика. Но все эти разговоры по сей день остаются разговорами. Люди уже не верят, что будут какие-то изменения».
Дети возвращаются из школы и вместо тротуаров прыгают через остатки строительного мусора. Хотя дома, прилегающие к этому участку, давно сданы и заселены.
Слева самострои, а справа — объявления о продаже квартир в них. На стадии строительства среднюю однокомнатную квартиру стандартной площадью в 36 квадратных метров можно было купить за 800-900 тысяч рублей.
Наталья Кожевникова живет в относительно чистом, большом и благоустроенном дворе. Внутри есть большая парковка и достаточно большая детская площадка. Ее семья купила квартиру здесь в 2012 году.

«Проблема нашего района — это отсутствие дорог, школ и детских садов. С ребенком приходится ездить в больницу на такси. Конечно, много транспорта ходит, но они все просто битком. Потому что район густо заселен. Он не рассчитан на такое количество людей. Что мешает первый этаж отдать под поликлинику? Проблема в том, что муниципалитет отказывается принимать в этом участие. Они решили на заседании законодательного собрания Краснодара, что дороги нужно делать чуть ли не за счет жителей района. Вообще, это насколько реально? Они проводили тут экспертизы, делали проверки, но проблема в том, что сами не могут разобраться, чья же все-таки это собственность. Судьи, которые это все легализовали, уже ничего тут не исправят. А вот все тот же муниципалитет, который брал на баланс эти дома? Куда он смотрел? Он тоже должен принимать участие. И если это относится к городу, а это относится к городу, то именно власти должны решать проблемы, а никак не жители. Трамвай обещали провести, а теперь говорят, что не могут, пока не решат проблему с ливневками, потому что улицу Московскую (по которой должна была идти трамвайная линия — Николай Хижняк) постоянно затапливает после дождей. У меня к застройщику претензий нет. Он что мог, то и сделал: заасфальтировал двор, организовал стоянку, подъезды, сделал детскую площадку. А что касается основных дорог, я считаю, что это все относится к муниципалитету».
Застройка очень плотная, поэтому строители вынуждены все вокруг домов заливать бетоном, чтобы не давать грунту просесть. Туда, где есть хоть маленький свободный участок, жильцы втыкают детские площадки.
Стройки продолжаются до сих пор. Правда, теперь это в основном легальные дома. И из-за этого у местных жителей возникает все больше вопросов. В Администрации в свою очередь видят в этом возможность частичного решения коммунальных проблем — в обмен на разрешение строительства обязать застрощиков заняться инфраструктурой.
Вид на самострой, который вырос рядом с участком Галины Авериной.

Галина Аверина (имя изменено) отказывается показывать лицо на камеру. Она одна из активистов района, которые пытаются бороться с самостроями, потому что они выросли вокруг ее частного дома. Аверина опасается мести со стороны жильцов этих многоквартирных домов в случае, если все-таки суд примет решение о сносе.

«Мы купили землю около 2000 года. Нарадоваться тогда не могли. Начали потихоньку строиться. В 2008 году на соседнем участке вырыли фундамент. Мы тогда не обратили внимание, думали, новый сосед появился, строит себе дом. И буквально за месяц вырос пятиэтажный многоквартирный дом. Мы начали писать в инстанции, но нам приходили отписки, что на этом участке дома нет! Изначально они, видимо, хотели отапливать дом дизелем. Поэтому прямо под газовой трубой, рядом с моим забором, закопали огромную цистерну. Мы написала газовикам. Те пришли, проверили. И только после этого он ее выкопал и увез.

Начиная с 2008 мы с соседями постоянно писали запросы и жалобы, но дом все равно был легализован. Вскоре выросли еще два дома неподалеку, а за ними и еще, но чуть дальше. Мы сами скидывались себе на дорогу, насыпали гравийку, но, когда шла стройка, ее всю разбили и новую не сделали. За свой счет провели канализацию, скидывались. В итоге эти дома просто без нашего ведома и разрешения подключились к ней, не заплатив ни копейки. Недавно случился засор, так жильцы частных домов снова скидывались и его чистили. После того, как дома построили и подключили, сильно упало давление воды. Стабильно раз в месяц-два горят трансформаторы, вырубает электричество. Напряжение в розетках в лучшем случае 160 Вольт. Когда были холода, они включали обогреватели, и напряжение упало до 117 Вольт. У нас система отопления в доме от котла, а циркуляция за счет насоса. Из-за низкого напряжения котел не мог справиться, поэтому второй этаж просто не отапливался, жить пришлось только на первом. А летом все включают кондиционеры. С одной стороны, сейчас, если всех этих людей выселить и снести дома, то по-своему их жалко. Но с другой — если же вы это допустили, то хотя бы обеспечьте нас нормальными коммуникациями, дорогами. Мы покупали землю, как нам тогда казалось, в элитном частном поселке, а теперь мы живем в гетто, со всеми вытекающими. В том числе и криминальными. Ведь ни для кого не секрет, что такие районы не самые благополучные. У нас у соседа машину прямо в его дворе вскрыли: перелезли через забор, разбили стекло и украли сумку с документами. К другому соседу ночью залезли, когда он был дома. Слава богу, все обошлось, он сам смог грабителя задержать».
На заднем плане строители продолжают разбирать завалы сгоревшего дома, с которого и начался этот скандал.
Строительная компания «Родина» и ЖК «Столичный парк», стройку которого администрация сначала признала самостроем и остановила, а теперь пытается найти новых строителей.
Made on
Tilda