общество

Восемь дел одного года


Итоги 2016 года в арестах, судах и уголовных делах

Текст: Максим Литаврин
31 декабря 2016


общество

Всех посадить, все отнять

Итоги 2016 года в арестах, судах и уголовных делах

Текст: Максим Литаврин
31 декабря 2016
Судов, арестов, приговоров и уголовных дел в уходящем году было много. Среди них были такие, которые получили статус знаковых или политических; несколько уголовных дел привели к тектоническим сдвигам в российских элитах. Некоторые приговоры были абсурдны, некоторые — бессмысленно жестоки.
Судов, арестов, приговоров и уголовных дел в уходящем году было много. Среди них были такие, которые получили статус знаковых или политических; несколько уголовных дел привели к тектоническим сдвигам в российских элитах. Некоторые приговоры были абсурдны, некоторые — бессмысленно жестоки. 2016 год показал, что посадят всех — студенток, журналистов, министров, блогеров, следователей, абсолютно случайных, никому не известных людей.
1
Дела Савченко и других украинцев
Первые политически мотивированные дела против украинцев появились еще 1-2 года назад, вслед за российско-украинским конфликтом. Судьба части из них разрешилась только в 2016.

22 марта Донецкий городской суд Ростовской области вынес обвинительный приговор украинской летчице Надежде Савченко, назначив ей наказание в 22 года лишения свободы за причастность к убийству двух российских журналистов. Как и предполагалось, она не осталась отбывать свой срок: в конце мая Савченко обменяли на двух граждан России Евгения Ерофеева и Александра Александрова, осужденных на Украине за террористическую деятельность и ведение агрессивной войны.
Надежда Савченко во время оглашения приговора в Донецком городском суде. Фото: Валерий Матыцин / ТАСС
26 мая Верховный суд Чечни приговорил двух граждан Украины Николая Карпюка и Станислава Клыха к 22,5 и 20 годам лишения свободы. По версии следствия, они, как члены УНА-УНСО участвовали в боевых действиях в Чечне в 1994-1995 годах против российских военных. Обвинение строилось на показаниях единственного свидетеля, отбывающего длительный тюремный срок. Адвокаты указывали на то, что подсудимые подвергались пыткам (из-за них у Клыха возникло помутнение рассудка), и на многочисленные процессуальные нарушения — но ни чеченский, ни Верховный суд России не прислушался к их позиции. Сейчас они оба отбывают наказание.
Николай Карпюк (слева) и Станислав Клых в суде. Фото: Антон Наумлюк
Среди тех, кому суд еще предстоит — Роман Сущенко, корреспондент издания «Укринформ» (по версии ФСБ — кадровый сотрудник украинских спецслужб). Он был арестован по подозрению в шпионаже и сейчас содержится в СИЗО Лефортово. Дважды — в августе и ноябре — ФСБ задерживала в Крыму группы «украинских диверсантов». Как минимум двух задержанных по первому делу пытали; о судьбе второй группы информации пока нет — известно только, что у них нашли визитку лидера националистического крыла Майдана Дмитро Яроша.
2
«Может ли водитель командира заказать убийство командиру?»
Дело об убийстве Немцова
3 октября коллегия присяжных под председательством судьи Московского окружного военного суда Юрия Житникова приступила к рассмотрению дела об убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова. На скамье подсудимых пятеро чеченцев — Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. Все они отрицают свою вину.
Фигуранты по делу об убийстве политика Бориса Немцова Тамерлан Эскерханов, Шадид Губашев и Хамзат Бахаев (слева направо) во время рассмотрения уголовного дела в Московском окружном военном суде.
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС
За три месяца обвинение успело представить все доказательства. Роли Заура и Анзора расписаны довольно подробно (следили за Немцовым на протяжении нескольких месяцев и прямо в день убийства); с остальными подсудимыми выходит несколько сложнее — они, по версии следствия, осуществляли общее сопровождение и искали информацию о Немцове в интернете.

В деле осталось множество белых пятен. Следствие не установило (или не захотело установить) настоящих заказчиков убийства: по официальной версии, заказал Немцова Руслан Мухудинов и «иные неустановленные лица». При этом сам Мухудинов — всего лишь водитель Руслана Геремеева, командира батальона «Север», где служил Заур Дадаев. Один из ключевых свидетелей обвинения Зарина Исоева (домработница в московских квартирах, где проживали подсудимые) на суде говорила о том, что главным в компании чеченцев был именно Геремеев; ему и его племяннику была направлена повестка о допросе в качестве свидетеля, но в суд они не явились.
3
«Благодарю суд за внимательное отношение»
Дело Варвары Карауловой
Последнее слово бывшей студентки Варвары Карауловой в Московском окружном военном суде.
Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС
В декабре тройка судей МОВСа, возглавляемая Александром Абабковым, приговорила двадцатилетнюю экс-студентку МГУ Варвару Караулову к 4,5 годам лишения свободы за «приготовление к участию в террористической организации ИГИЛ». Сама Караулова, задержанная ранее на сирийско-турецкой границе, на суде настаивала: она не планировала участвовать в террористической деятельности, а лишь хотела выйти замуж за своего возлюбленного, с которым давно общалась в интернете. Прямого и достоверного опровержения этой версии не было ни в переписке Карауловой с ее несостоявшимся мужем, ни в показаниях свидетелей обвинения. Один из них, якобы член ИГ, отбывающий наказание в колонии, наоборот, рассказал, что женщины не участвуют в боевых действиях. Суд не учел этого и, опираясь на показания Карауловой, данные в ходе следствия (адвокаты утверждают, что она оговаривала себя), вынес жестокий обвинительный приговор. Теперь адвокаты надеются на апелляцию в Верховном суде.
4
В ад на единороге
СК и подростковые самоубийства
15 мая 2016 года в Новой Газете вышел текст «Группы смерти» — конспирологическое расследование журналиста Галины Мурсалиевой о том, что в социальных сетях якобы существует некая секта, целенаправленно доводящая подростков до суицида. Текст вызвал широкий резонанс, многие усомнились в компетентности автора и в правдивости изложенных ею фактов, а СК ей, похоже, поверил: 15 ноября в результате совместной операции ФСБ, СК и МВД один из фигурантов текста Мурсалиевой Филипп Лис (настоящая фамилия Будейкин) был задержан прямо в своей постели в подмосковной квартире, где он жил с матерью. На следующий день его арестовали; рассматривать дело по существу, вероятнее всего, начнут уже в следующем году.
Пока неясно, как именно следствие будет доказывать вину Филиппа — статья 110 УК РФ («Доведение до самоубийства») подразумевает «угрозы, жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего». Рассказы о способах самоубийства и создание пабликов с грустными картинками под действие статьи (пока) не попадают. С большой уверенностью можно предполагать одно: Лиса посадят, а в настоящих причинах подростковых самоубийств никто разбираться не будет.

Зато теперь СК занимается профилактикой детских суицидов: в своей памятке родителям к признакам, говорящим о суицидальных наклонностях ребенка, ведомство относит сохранение картинок с единорогами (так как «смерть едет на единороге в ад»), увлечение поэтами Есениным и Бродским, ношение кросовок Nike, использование сленга и «сохранение различных аниме».
5
«Тюрьма — самое страшное,
что есть в жизни».
Дела против элиты
В этом году все уголовные дела против людей, относящихся к элите современной России, были заведены с участием ФСБ — причем, по данным СМИ, большинство из них вела одна и та же следственная группа.

12 июля в своем роскошном особняке был задержан влиятельный криминальный авторитет Шакро Молодой (Захарий Калашов) по подозрению в вымогательстве денег у владелицы московского ресторана. Дело имело далеко идущие последствия: 19 июля чекисты пришли с обысками в Главное следственное управление Следственного комитета по Москве и задержали троих высокопоставленных силовиков из СК: заместителя главы ГСУ СК по Москве Дениса Никандрова, главу УСБ СК Михаила Максименко (СМИ называют его правой рукой председателя СК Бастрыкина) и его заместителя Александра Ламонова.
Рассмотрение ходатайства о продлении ареста Захария Калашова в Тверском суде. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС
В сентябре ФСБ задержала заместителя начальника управления «Т» Главного управления по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД России Дмитрия Захарченко. При обыске в квартире его сестры Ирины Разгоновой на Ломоносовском проспекте было обнаружено около 8,5 млрд рублей в иностранной валюте. Как утверждает «Росбалт» со ссылкой на источники, близкие к следствию, полковника задержали после допроса одной из свидетельниц по делу Шакро.
Дмитрий Захарченко (в центре) в Пресненском суде. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС
Уголовные дела не миновали и самых высокопоставленных чиновников — экс-губернатора Кировской области Никиту Белых и экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева. Оба они подозреваются в получении взяток.
Бывший губернатор Кировской области Никита Белых (в центре) у здания Басманного суда.
Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС
6
«Столько дают убийцам и наркоторговцам».
Измена Родине через SMS
Оксана Севастиди. Фото: из личного архива
23 декабря президенту РФ Путину во время ежегодной пресс-конференции рассказали о деле Оксаны Севастиди — жительницы Краснодарского края, осужденной в 2016 году на семь лет лишения свободы за SMS о передвижении военной техники, отправленной в 2008 году. Как отмечает «Команда 29», занимающаяся подобными делами, Оксана не единственная: «За 2013 — 2016 годы в Краснодарском крае не менее 10 человек осудили за госизмену и шпионаж: это почти четверть от всех приговоров по таким делам в РФ. Мы не знаем и, возможно, не сможем узнать всех имён и обстоятельств задержания. Из подвала, где проходят суды, арестанты уезжают в неизвестном направлении, после ими никто не интересуется». Владимир Путин назвал приговор жестким и пообещал разобраться. Сейчас адвокат Севастиди Иван Павлов пытается восстановить сроки апелляции, утраченные ее государственным защитником
7
Суды за слова
В современной России обсуждение спорных вещей — отношения к жертвам авиакатастрофы, принадлежности полуострова Крым, религии, искусства, государственного строя России — нередко может закончится либо уголовными делами, либо призывами их завести. Согласно докладу Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР), подготовленному для «Газеты.Ru», за последние пять лет число осужденных по антиэкстремистской статье УК 282 выросло в три раза.

Самым резонансным делом по 282 статье в этом году стало преследование известного блогера Антона Носика. За пост в Живом Журнале «Стереть Сирию с лица земли» Пресненский районный суд Москвы оштрафовал его на 500 тысяч рублей (прокурор просила два года лишения свободы). Мосгорсуд снизил сумму штрафа до 300 тысяч, Носик планирует обжалования и дальше. Блогер отмечал, что его постигла далеко не самая худшая участь: например, инженера из Твери Андрея Бубеева приговорили к двум годам и трем месяцам колонии-поселения за репост статьи Бориса Стомахина. Под угрозой колонии-поселения ходит и двадцатилетний житель Зеленограда Евгений Корт: в ноябре за репост картинки с Пушкиным и Тесаком его приговорили к одному году.

Лучше всего отношение государства к делам об экстремизме за посты в социальных сетях иллюстрирует задержание петербуржца Артема Чеботарева — за неосторожный пост "Вконтакте" к вам домой может приехать оперативная группа ФСБ.
Впрочем, за слова, картинки, посты и мнения преследуют не только по пресловутой 282 статье. Так, житель Перми Владимир Лузгин был признан виновным и получил 200 тысяч рублей штрафа по редкоприменяемой 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма») за репост статьи, в которой говорилось о довоенном сотрудничестве СССР и Третьего Рейха и о участии страны советов в развязывании Второй мировой войны. А известный видеоблогер Руслан Соколовский арестован до 23 января следующего года — с сентября он находится под следствием за ловлю покемонов в екатеринбургском храме.
Руслан Соколовский. Кадр: Youtube
8
«У меня ощущение дежавю»
Дело Кировлеса. Снова
Слева направо: бывший директор «Вятской лесной компании» Петр Офицеров, адвокат Светлана Давдыова, председатель партии «Партия прогресса» Алексей Навальный и адвокат Ольга Михайлова во время заседания Ленинского районного суда. Фото: Сергей Бровко / Коммерсантъ
Повинуясь решению Европейского суда по правам человека, 16 ноября Верховный суд России отменил приговор по «делу Кировлеса» оппозиционному политику Алексею Навальному и отправил дело на пересмотр в тот же суд. Благодаря этому Навальный получил возможность баллотироваться в президенты, о чем он и заявил в декабре.

Пока что процесс проходит скучно: судья не стал отводить себя по ходатайству адвокатов Навального а обвинение пока что просто зачитывает материалы старого дела. Как отмечал корреспондент Медиазоны Егор Сковорода, обвинение даже не удосужилось взять актуальные справки о судимости Навального и его подельника Офицерова.
Made on
Tilda