кризис
Сергей Алексашенко: «Мне смешно
слушать рекомендации министров
и государственных банкиров»

14 СЕНТЯБРЯ 2015 ГОДА
В новом «Маленьком эпизоде большого экономического пазла» Сергей Алексашенко развеивает слухи о прохождении стадии дна, делает инфляционный прогноз до конца года и рассказывает, как государственные банкиры выиграли от девальвации
Точка перегиба, говорите? Ну-ну
Росстат опубликовал первую оценку данных о производстве ВВП, которые скорее добавляют тревоги, чем подтверждают позицию правительственных оптимистов, говорящих об уже состоявшемся прохождении дна.

Рецессия не просто продолжается уже четыре квартала, но еще и углубляется: после падения на 1,3% и 2,7% (в годовом выражении, сезонно сглажено) в третьем и четвертом кварталах 2014-го она набрала скорость в 6,1% и 7,8% в первом и втором кварталах нынешнего года соответственно. Во втором квартале снижались показатели почти во всех сегментах экономики — кроме сельского хозяйства, производства электроэнергии, воды, газа, госуправления (авансирование оборонных расходов в начале года), а также сферы коммунальных и социальных услуг (которая отыграла падение начала года).

Если так выглядит точка перелома, о которой твердит Минэкономики, то я не знаю тогда, как выглядит рецессия. Впрочем, Банк России, например, точки перелома тоже пока не увидел. Но он верит в то, что к ней российская экономика подойдет через год.
Бюджетные страдания
Хотя до внесения бюджета в Думу осталось всего 40 дней, какой-либо, хотя бы на белую нитку сверстанной версии бюджета, похоже, у правительства нет. Более того, насколько я понимаю логику бюджетного процесса, Минфин еще не довел до министерств и ведомств даже ориентировочных предельных размеров бюджетных ассигнований на будущий год, а те, в свою очередь, ничего не могут сказать конечным бюджетополучателям.

Все упирается в одну-единственную позицию, которая вызывает ожесточенные дискуссии: на сколько будут проиндексированы в будущем году социальные выплаты населению (пенсии, пособия). Доходы бюджета будущего года примерно понятны после того, как была зафиксирована прогнозная цена на нефть и курс рубля; дефицит если и будет двигаться, то несильно; размер священной коровы — военных расходов и расходов на силовиков — уже зафиксирован. В такой ситуации после определения уровня индексации социальных выплат станет понятен их размер, и нехитрым методом вычитания (доходы плюс дефицит минус священная корова минус социальные выплаты минус расходы на обслуживание долга минус заначка Минфина для бюджетного торга у премьера и президента) будет получена сумма расходов на все остальные статьи.

После этого не менее интеллектуальным способом деления (полученной суммы на сумму расходов по этим же направлениям в бюджете текущего года) будет получен единый коэффициент секвестра, которого с ужасом ждут все. Напомню, в прошлом году он был равен 10%. Боюсь, в этом о такой милости Минфина можно будет только мечтать.

Очевидное решение
Своим решением оставить ключевую ставку без изменений, на уровне 11%, Банк России мало кого удивил. С одной стороны, его пугает очевидный разогрев инфляции, который в мечтах Центробанка ограничится двумя процентными пунктами при 40-процентной девальвации рубля за май-август. В своих комментариях к решению совета директоров председатель Банка России Эльвира Набиуллина сказала, что с ее точки зрения коэффициент переноса девальвации рубля в инфляцию составляет 0,2 (2% прироста цен при 10-процентном укреплении доллара в августе). Но в то же время она почему-то считает, что на рост цен повлияет только девальвация, случившаяся в августе. А вот куда денется эффект девальвации мая-июля, осталось неизвестным. С другой стороны, мне кажется, что решение не трогать ставку объясняется еще и тем, что Центробанк так и не решил для себя, какие же цели стоят перед ним, какими способами он хочет их достигать и что должна регулировать его ставка. Вот если бы в здании на Неглинной главным был помощник президента Андрей Белоусов, то, возможно, решение выглядело бы иначе.

Ниже на графике я показываю три инфляционных сценария до конца текущего года. Сценарий «Депрессия» — это нулевая инфляция во все оставшиеся месяцы года, начиная с сентября, — новое резкое падение спроса населения в силу падения реальных доходов. Сценарий «2009» — повторение темпов инфляции периода начала послекризисного подъема в конце 2009-го, когда растущий спрос начал подстегивать рост цен. Сценарий «2009 + 2%» — это, как представляется, рабочий на сегодня сценарий Банка России; к инфляции 2009 года он добавляет те самые 2%, которые преподнесла летняя девальвация рубля.
Источник: Росстат
Содержательно важным будет инфляционный итог сентября и первой половины октября (до внесения бюджета в Думу), который покажет, как сильно упадут доходы населения в будущем году.
Респект!
Только я захотел обратить внимание на то, что Банк России снова начал, хотя и потихонечку, наращивать объемы предоставления валютных кредитов банкам (плюс $ 300 млн с 26 августа по 11 сентября), как — бац! В прошедшую пятницу, уверен, по совершенно случайному совпадению именно такую сумму получил банк, кредитовавший одну крупную нефтяную компанию, и досрочно погасил годовое РЕПО на сумму почти в $ 5 млрд. Уважаю: пацан сказал, пацан сделал!
Автомобили не нужны
Оптимисты говорят о том, что августовские данные о продажах новых автомобилей в России внушают некоторую надежду. Не знаю, не вижу. Более того, готов предположить, что по мере того как запасы завезенных ранее автомобилей у дилеров будут исчерпываться, а цены новых станут более адекватно отражать сегодняшний курс рубля, динамика продаж снова начнет загибаться вниз.
Источник: Ассоциация европейского бизнеса
Made on
Tilda